Каждый год на 2% растет количество новых случаев рака в странах европейского региона и Украина - не исключение. Ежегодно в Украине регистрируется 160 тыс. новых случаев заболевания, 90 тыс. человек умирают, как правило, в муках. Каждый третий умерший - трудоспособного возраста.

Статистика впечатляет. Но рак гораздо ближе к каждому из нас, чем может показаться на первый взгляд. Если, допустим, в вашем окружении есть 30 человек, то уже в этом году у одного-двух из этих людей или членов их семьи диагностируют рак.

Онкология – наука очень точная. Если прогнозировать появление новых вирусов или количество, например, пневмоний, можно лишь приблизительно, то с онкологией это можно сделать с математической точностью. Так, в Киеве каждый час выявляется один новый такой случай. В 2015 году 11 тыс. киевлян узнают о злокачественном образовании. Это как 11 тыс метеоритов, которые поразят кого-то из нас или нашиз близких уже в этом году.

Есть и другая, еще более печальная статистика. Из 11 тыс киевлян, которым диагностируют рак, 5 -6 тыс человек не смогут пройти лечение – из-за его дороговизны. На лечение одного онкобольного, в среднем, нужно 100 тыс грн. Много ли в Киеве найдется людей, у которых есть такие деньги? А в регионах?

Для лечения раковых больных в Украине на все про все нужно 16 млрд грн в год, для Киева – 1 млрд грн. Это и на оперативное лечение, и на химиотерапию, и на лучевую.

В польской области Нижняя Силезия (Вроцлав), где, как и в Киеве, 11 тыс случаев заболевания раком в год, на лечение выделяют сумму, эквивалентную 3,5 млрд грн. И когда там спрашиваешь онкологов о детской смерности от рака, они удивляются. У них в год всего несколько смертельных случаев. Потому, что вовремя диагностируют заболевание, лечат, что гарантирует успех в 95% случаев. В Украине каждый год рак диагностируют более чем тысяче детей. Каждый второй ребенок умирает.

И это при том – парадокс - что по техническому оснащению и квалификации онкологов Киев не уступает многим странам ЕС. Лечение уже давно ведется по международным протоколам. Более того, в Киеве применяются такие технологии, которых в той же Польше, например, нет. Но там есть 3,5 млрд грн (во Вроцлаве) и люди беспокоятся исключительно по поводу прогнозов лечения (70%, 80%, 90% успеха), а не о том, где взять деньги на это лечение.

Многие виды рака сегодня излечимы, однако успешность лечения зависит не только от того, сколько средств выделяется на лечение местными органами здравоохранения, но и на какой стадии пациенту ставится диагноз. Шансы на полное излечение увеличиваются, если болезнь удается обнаружить на ранних стадиях. Но для этого необходимо регулярно проходить диагностику, которой большинство пренебрегает.


Еще 20 лет назад существовали обязательные профосмотры, помогающие выявлять рак на начальном этапе, но сейчас для того, чтобы их проводить и проходить, нужна мотивация.

Человек должен прийти и не бояться, что у него найдут рак, и того, что он потом не будет знать, что с ним делать. Ведь когда человеку ставят такой диагноз, он испытывает сильнейший стресс, "сходит с ума". Это очень серьезный психологический удар. Многие откладывают визит врачу именно по этой причине. И еще из-за недостатка информации и банальной лени.

В Украине полностью излечивается меньше половины (41,4 %) из тех, у кого обнаруживают злокачественную опухоль. В то же время более 1 млн пациентов находится на диспансерном учете. Из них 650 тыс. – это люди, которые живут после окончания лечения больше пяти лет. Это успех, но этого все равно мало. Например, в среднем пятилетняя выживаемость больных раком в Украине колеблется в пределах 46-50%. В ЕС - до 90%.

Трагичность ситуации заставила киевских онкологов обратится к общественности. Мы совмесно создали попечительский совет при Киевском онкоцентре. Главный, принципиальный подход – лечить онкологи будут по-человечески. Второе: мы договорились, как сделать лечение финансово более щадящим. Проводим тщательные рассчеты. Каждый онкобольной будет проходить многопрофильный консилиум из нескольких, лучших, специалистов и перед началом лечения получать индивидуальный план лечения. При необходимости, если есть возможность, привлекать иностранных консультантов.

Удешевить лечение можно с помощью социальных проектов. Планируем договориться с фармацевтическими компаниями о снижении цены на лекарства для онкобольных, обратися к Киевской администрации о признании онкобольных социально уязвимой группой и выдать им карточку киевлянина.

Еще одним решением могла бы быть работа со страховыми компаниями, чтобы они страховали людей в рамках социальной ответвенности. Заплати, например, 100 грн и получи страховку на сумму в 100 раз больше – 10 тыс. Эти деньги пойдут на лечение близкого человека, сотрудника, соседа, если ты не заболеешь. Тоесть если застраховался, но не заболел, эти деньги передаются тому, кто заболел. Когда заболеешь ты, кто-то передаст деньги тебе. Обсуждаются и другие инициативы.

В государстве денег как бы, нет, но президент, Петр Порошенко, подписал закон, устанавивший налог на импорт лекарств и медицинских изделий, акциз на алкогогь и сигареты. С апреля 2014 года мы оплатили подорожавшие лекарства, а это 4 млрд грн, плюс больше 20 млрд. грн государство заработало на акцизе на алкоголь и сигареты. Тогда депутаты и Кабмин много говорили, вот мы увеличим акциз на алкоголь и сигареты, и прибыль пойдет на финансирование здравоохранения. Спрашивается, и где?

Онкология в Украине находится на втором месте после сердечно-сосудистых заболеваний по смертности. Но при необходимости шунтирования сосудов можно сказать - подождите в очереди полгода, год, занимайтесь умеренно физическими нагрузками и меньше кушайте вредного, то в случае рака – часики включились и все.