59-летней жительнице Горловки Донецкой области киевские хирурги удалили огромное образование яичника, которое считалось неоперабельным

— Опухоль яичника обнаружили у меня чуть больше года назад, — рассказывает Людмила Федоровна. — Врачи посчитали ее неоперабельной. Уменьшить образование пытались с помощью химиотерапии. Я прошла десять курсов! Все это время ощущала себя безнадежно больной. Не было больше сил терпеть это состояние, поэтому решила: хватит смиренно ходить лысой и несчастной, нужно что-то делать.

Людмила Федоровна очень хорошо выглядит. На интервью она пришла в черных брюках и свитере, которые подчеркивали ее подтянутую фигуру. Глаз радовал свежий цвет лица женщины. Только практически идеальная прическа, которая при более тщательном рассмотрении оказалась париком, говорила об отсутствии у нее собственных волос…

*"Я с первой встречи почувствовала огромное доверие к Елене Петровне, — говорит Людмила Федоровна. — Считаю, что она сделала чудо, полностью удалив у меня огромное образование"

— Операцию мне провели два месяца назад, — продолжает женщина. — С тех пор я буквально летаю. И даже «химию», которую назначили после вмешательства, переношу гораздо легче. Хирург Елена Петровна Манжура вернула меня к жизни. Я с первой встречи почувствовала огромное доверие к этому специалисту. Да и врач, несмотря на то, что ежедневно через ее руки проходят десятки пациентов, сразу запомнила историю моей болезни во всех деталях. Даже это давало мне уверенность в том, что все будет хорошо. Елена Петровна — опытный хирург. Считаю, что она сделала чудо, полностью удалив огромную опухоль.

— Случай Людмилы Федоровны очень необычный, — говорит заведующая гинекологическим отделением Киевского городского онкологического центра Елена Манжура. — Опухоль яичника у пациентки разрослась по всей брюшной полости, поражая все соседние органы и ткани. Во время операции увидели, что ее кишечник, мочевой пузырь, матка спаяны. Шаг за шагом мы аккуратно вычленили их, очистив от образования. Удалили и появившиеся метастазы. Химиотерапия теперь должна уничтожить те микроклетки, которые наверняка остались. Искренне надеюсь, что Людмиле Федоровне понадобится не более четырех курсов такого лечения. Женщина уже так много перенесла, что пора ей пожить спокойно, без постоянного страха за свою жизнь.

«Человек в состоянии выдержать и 18, и 20 курсов химиотерапии»

— Все начиналось с боли в желудке, — рассказывает Людмила Федоровна. — Казалось, у меня что-то внутри подпирает, булькает. Сначала думала, что нужно просто последить за своим питанием. Но даже когда исключила острое, жирное и жареное, легче не стало. Врачи направили на УЗИ, на основании которого поставили диагноз гастрит. Четыре месяца я лечилась, но улучшения не наступало, боль не проходила. Снова сделали УЗИ. Та же врач, которая проводила его и первый раз, обеспокоенно начала повторять: «В прошлый раз такого не было». Как будто я ее в чем-то обвиняла…

Врачи сказали, что у меня большая киста яичника, которую нужно срочно удалить. Хирург был уверен: «Мы ее чик — и вам сразу станет лучше. Это она у вас внутри все подпирает». Но когда я пришла в себя после наркоза, все отводили глаза. Сын сказал, что, раскрыв мне брюшную полость, хирурги поняли: опухоль неоперабельна. Тем не менее врачи разговаривали со мной оптимистично: «Вы пройдете два курса химиотерапии, и тогда, вполне возможно, проведем повторную операцию и удалим опухоль». Я из тех людей, которые верят медикам. Да и, честно говоря, мне не хотелось уезжать далеко от дома. Все же после капельниц возвращаться в родные стены гораздо комфортнее, чем постоянно находиться в клинике в чужом городе…


Но ни две, ни три, ни даже четыре «химии» не дали ожидаемого эффекта. Опухоль у женщины плохо реагировала на лечение, не уменьшалась в размерах.

*"После операции чувствую себя замечательно, просто летаю, — говорит Людмила Федоровна. — Мне сейчас так хорошо, как не было даже в молодости"

— У меня резко упал уровень гемоглобина, стало так плохо, что я думала: это конец, — продолжает моя собеседница. — Оказалось, на кишечнике после операции образовалось множество спаек, которые нужно было срочно удалить. Мне провели повторное вмешательство и снова назначили «химию». Знаете, в этой, казалось бы, безвыходной ситуации мне вдруг ТАК захотелось жить, что я каждое слово врачей воспринимала как надежду. Но когда начался уже десятый курс химиотерапии, спросила, сколько еще смогу вынести. Мне ответили, что люди в состоянии выдержать и 18, и 20 курсов, однако не факт, что потом сделают операцию… Я подумала: значит, погибну от агрессивных лекарств, которые мне вводят. Тогда и стала просить дать мне направление в Киев — все же это столица, другой уровень медицины. Хотелось еще с кем-то проконсультироваться. В интернете мы с сыном прочитали о столичном онкоцентре, о том, что здесь специалисты берутся за самые сложные случаи. В итоге уговорила своего лечащего врача направить меня именно в эту клинику.

Разложив перед онкогинекологом пасьянс из своих анализов, исследований и послеоперационных выписок, Людмила Федоровна напрямую спросила: «Возможно удалить образование или нет?»

— Все изучив и подумав, Елена Петровна ответила: «Сложно, но я возьмусь», — говорит женщина. — Пообщавшись с ней, я сделала вывод, что она своих пациентов видит насквозь, как рентген. Мне кажется, этот врач может поставить диагноз даже по внешнему виду человека, только взглянув на его лицо.

«Только заболев, я поняла, какое это счастье — жить, видеть лица родных, любоваться природой»

Операция по удалению опухоли у Людмилы Федоровны длилась более пяти часов. Но сама женщина отмечает, что после этого сразу почувствовала облегчение.

— Весь год, пока проходила лечение, казалось, что в правом боку лежит кирпич, а тут меня избавили от него, — делится своими ощущениями Людмила Федоровна. — Когда пришла в себя в реанимации, увидела склонившуюся надо мной Елену Петровну. Она беспокоилась о моем состоянии и сразу обрадовала меня: «Я удалила все, что мне не понравилось!» Сейчас я приехала на второй курс химиотерапии, которую в столичном онкоцентре тоже подбирают с особой скрупулезностью, сначала изучив все показатели организма. Даже несмотря на то что прохожу лечение, чувствую прилив сил. Моя мама не так давно перенесла инсульт, нуждается в уходе. Так что мы сейчас стараемся справиться с его последствиями. Да я теперь сама себе в зеркале нравлюсь, а еще два месяца назад была серо-зеленого цвета, отекшая. Четырехлетняя внучка, увидев меня после выписки из больницы, удивилась: «Бабушка, это не ты!» Думаю, такой хороший результат из-за того, что «химию» в столичном онкоцентре проводят, как говорят врачи, под защитой. То есть в этот период пациент параллельно принимает препараты, которые защищают от токсического влияния желудок, печень, промывают почки. Благодаря этому процедура переносится гораздо легче.

Часто женщин, вынужденных проходить химиотерапию, беспокоит то, что у них выпадают волосы, ресницы, брови.

— Это наживное — отрастут, — улыбается Людмила Федоровна. — После операции я поняла, какое это счастье — просто жить, просыпаться утром, видеть родных, дарить им любовь. Пока мы этого не понимаем, тратим свои силы на ненужные суету, дрязги, ссоры. Мне сейчас так хорошо, как не было даже в молодости.

Людмила Федоровна всю жизнь проработала в горной промышленности инженером. С мужем они расстались, когда сын был совсем маленьким.

— Я постоянно строила из себя сильную женщину, пыталась доказать, что смогу все сделать сама, — говорит моя собеседница. — И даже когда мне предлагали помощь, отказывалась. Только сейчас все переоценила. Женщине нельзя переть по жизни напролом. Это неправильно. Меня сейчас очень сильно поддерживает сын. Но было бы легче, если бы рядом находился мужчина — любящий, заботливый…

— На опухоль этой пациентки «химия» не влияла, под воздействием препаратов образование не уменьшалось, — объясняет Елена Манжура. — Без операции женщина скоро бы погибла. Я рада, что нам удалось помочь Людмиле Федоровне и удалить образование. Сейчас мне сложно сказать, сколько ей понадобится курсов «химии». Думаю, не меньше четырех. Все-таки уж слишком далеко зашла болезнь. Сейчас важно убить все злокачественные клетки, которые могли бы остаться в организме. Но делать это нужно, изучая показатели крови.

— Вам часто приходится иметь дело с подобными образованиями, «захватившими» соседние органы?

— Да, ведь опухоли, растущие на яичниках, изначально ведут себя агрессивно. Они дают о себе знать симптомами, когда уже разрастаются до больших размеров, поэтому часто лечение начинают проводить с опозданием.

— Как не пропустить болезнь?

— После 18 лет, когда девочка становится женщиной, она должна раз в год обязательно бывать у гинеколога. Только такие регулярные визиты не позволят пропустить образование на начальной стадии. Если у женщины обнаружили фибромиому, кисту, показываться гинекологу следует чаще — раз в шесть месяцев. За образованиями следует наблюдать. Иногда нужно провести операцию. Многие же дамы, к сожалению, занимают страусиную позицию: зная, что у них есть проблема, предпочитают не думать об этом, как будто все может исчезнуть само собой. Но ведь как раз фактор времени играет против пациента. Любое образование рано или поздно перерождается в злокачественное. И только сотрудничество с врачом не позволит этого допустить. Женщины сами должны быть ответственными за свое здоровье.

*Александр Клюсов: «При малейших симптомах женщинам необходимо обращаться к врачам, делать УЗИ молочных желез, проходить осмотр у гинеколога. Болезнь легче предупредить, чем лечить»

— Чаще всего у пациенток выявляют рак груди, а рак яичников по частоте заболеваемости на шестом месте, — добавляет главный врач Киевского городского онкологического центра Александр Клюсов. — Достаточно острая ситуация в нашей стране с диагнозом рак шейки матки. Ежегодно в мире обнаруживают 500 тысяч новых случаев болезни. В Украине каждый год этот диагноз впервые ставится пяти тысячам женщинам, из которых двести — киевлянки. Их возраст — от 30 до 45 лет. Но настораживает то, что в последние годы мы наблюдаем неуклонный рост числа пациенток в возрасте 20—25 лет. Поэтому всегда просим женщин при малейших симптомах обращаться к врачам, делать УЗИ молочных желез, проходить осмотр у гинеколога. Болезнь легче предупредить, чем лечить. Кроме того, важно помнить о наследственном факторе. Если кто-то в вашей семье перенес онкозаболевание, причем не важно какое, это значит, что вы относитесь к группе риска. В таком случае показываться врачам следует еще чаще.

Фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»