Классификация по стадиям заболевания.

Первая стадия. Опухоль в пределах одного яичника и без метастазов.

Вторая стадия. Опухоль вышла за пределы яичника, поражая второй яичник, матку, одну или обе трубы.

Третья стадия. Опухоль распространилась на париетальную тазовую брюшину. Метастазы в регионарные лимфоузлы, в сальник. Асцит.

Четвертая стадия. Опухоль яичников прорастает соседние органы: мочевой пузырь, прямую кишку в петли кишок с диссеминацией по брюшине за пределами малого таза или с метастазами в отдаленные лимфоузлы и внутренние органы. Асцит. Кахексия.

Среди раковых новообразований, встречающихся у женщин, рак яичника занимает седьмое место (3-3,5%). По статистике Ф. А. Соколова, составленной на основании большого секционного материала больницы имени Нечаева, за 38 лет на все количество опухолей яичника рак встретился в 24%. Рак яичника подразделяется на: 1) первичный, встречающийся по М. С. Малиновскому, реже других, 2) вторичный, встречающийся чаще и развивающийся на почве злокачественного перерождения кистомы яичника. чаще серозных, ренте - ложнослизистых и дермоидных, и 3) метастатический (опухоли Крукенберга), который прежде считался большой редкостью, но по новейшим данным встречается не так уж редко. По Т. А. Майкапар-Холдиной, в Институте онкологии Академии медицинских наук на протяжении 20 лет наблюдалось 60 случаев метастатического рака яичников. Впрочем, следует отметить, что в вопросе о частоте той или другой формы рака статистики значительно расходятся.

Симптомы. Наиболее характерным для клинической картины рака яичников является то, что он часто поражает оба яичника и большей частью сопровождается рано появляющимся асцитом. Нередко, особенно при папиллярных формах, асцитическая жидкость бывает окрашена кровью. Метастазирование раковых элементов из яичника в матку, проходящее по лимфатическим путям, наблюдается редко. Такие метастазы всегда вызывают маточные кровотечения, метастазирование в отдаленные органы, которые происходят гематогенным путем и вызывают в зависимости от локализации самые разнообразные клинические картины. Наиболее частым, но отнюдь не ранним симптомом рака яичника являются боли, не имеющие определенного характера и определенной локализации и нередко трактующиеся больными, а иногда и врачами как результат заболевания внутренних органов, пищевой интоксикации и пр.

О преобладании в клинической картине рака яичника болей в животе и в пояснице говорили также Н. Н. Петров, А. Н. Серебров и С. С. Роговенко, А. П. Лебедева и др. По наблюдениям А. Н. Лебедевой, на первом месте в симптоматологии злокачественных опухолей яичника стоит симптом боли в животе, который наблюдался в 32%, и увеличение живота, наблюдавшееся в 22,6%. К этим выводам авторов надо полностью присоединиться.


Как известно, опухоли яичника как доброкачественные, так и злокачественные встречаются во всех возрастах: от самого юного до старческого. Но чаще всего рак яичника встречается в возрасте от 40 до 50 лет: описаны случаи рака яичника в 20 лет и моложе. Поэтому среди симптомов рака яичников можно было бы ожидать и расстройства менструальной функции, главным образом в виде аменореи. Однако этот симптом не является ни постоянным, ни ранним, хотя и наблюдались случаи, когда менструальная функция расстраивалась даже и при одностороннем поражении яичника. Маточные кровотечения могут появиться, в связи с метастазом рака яичника в матку.

Двусторонние поражения яичников встречаются чаще, особенно при метастатическом раке.

Кровотечения, принимающие характер менструации или меноррагии. наблюдаются при своеобразной опухоли яичника - фолликуломе яичника, или, как ее теперь называют, гранулезо-клеточной опухоли яичника. Клеточным элементам этих опухолей приписывают гормональные влияния (избыточная продукция фолликулярного гормона на организм в форме его гиперфиминизации). Проявлением служат у зрелых женщин меноррагии, а у девочек или у женщин после менопаузы появление кровянистых выделений или кровотечений. В одном случае фолликуломы, описанном В. С. Кандарацким, наблюдались, наоборот, аменорея и увеличение молочных желез, как при беременности, что автор на основании гистологического исследования слизистой матки объясняет действием выделяемого опухолью гормона лютеиновой природы. Возможно, что в этом случае имелась не только фолликулома, а также и лютеома.

Несмотря на многочисленные исследования как отечественных, так и зарубежных авторов большого числа случаев гранулезоклеточных опухолей - фолликуломы яичника, все же до сих пор еще окончательно не установлена степень ее злокачественности. В то время как одни авторы считают ее злокачественной опухолью, другие относят ее к доброкачественным опухолям, не дающим после удаления рецидивов. Отсюда и разногласия в выборе метода операции: в то время как одни считают необходимым применять при фолликуломе яичника радикальную операцию, как при раке яичника, другие ограничиваются лишь удалением опухоли.

При решении этого вопроса необходимо руководствоваться данными клинического исследования до операции и осмотра опухоли и соседних с нею брюшных органов по вскрытии брюшной полости, если операция производится у девочки или у молодой женщины. У пожилой больной мы считаем правильное применять при фолликуломе яичника радикальную операцию.

Весьма своеобразное гормональное влияние в противоположную сторону - в сторону омужествления (феминизация, маскулинизация) - оказывает редко встречающаяся опухоль яичника, наблюдающаяся у молодых женщин, менструирующих и даже рожавших. После появления этой опухоли, развивавшейся из включения остатков мужских зародышевых желез, женщины приобретали мужской тип и переставали менструировать.

Что касается метастатического рака яичников, типичным образцом которого является так называемая опухоль Крукенберга, то особенно характерным является то, что опухоль растет очень быстро и по своим размерам значительно превосходит первичную раковую опухоль, обычно располагающуюся в желудочно-кишечном тракте. Но не только отставание в росте первичного рака желудка от вторичного рака в яичнике характеризует этот рак; отстают и другие клинические симптомы. Так, например, при метастатическом раке яичника у больной уже имеются боли и асцит, а симптомов заболевания желудка - тошноты и рвоты - еще нет.

При сочетании метастатического рака с беременностью, что является большой редкостью, симптомы со стороны первичного ракового очага в желудочно-кишечном тракте, если они и проявляются в виде потери аппетита, тошноты и рвоты, нередко не привлекают к себе должного внимания, так как трактуются как явления, связанные с беременностью.

К уникальным случаям можно отнести наблюдавшийся в нашей клинике случай беременности на VIII месяце при первичном раке желудка в области малой кривизны с множественными метастазами рака в лимфатические железы, по висцеральной и париетальной брюшине, по нижней поверхности диафрагмы и забрюшинных железах, с огромными метастатическими опухолями обоих яичников и метастазом рака в шейку матки.

Диагностика рака яичников. При той бедности симптомов, которая наблюдается в начальной стадии развития рака яичника, неудивительно, что диагностика злокачественной опухоли яичника по крайней мере вначале представляет очень большие трудности, а иногда она и невозможна. Нередко наличие рака яичника устанавливается лишь при гистологическом исследовании опухоли, которая была удалена под диагнозом кистомы яичника. В более поздней стадии за наличие рака яичника говорят раньше всего боли в животе, появление которых нельзя приписать заболеванию внутренних органов или какому-либо осложнению, происшедшему в самой опухоли, как, например, частичный перекрут или разрыв; далее за рак говорит быстрое нарастание асцита, развитие опухоли во втором яичнике и особенно появление бугристых или сосочковых образований в тазу, чаще всего в прямокишечно-маточном углублении, которые хорошо прощупываются через задний влагалищный свод, и, наконец, общее плохое самочувствие.

Лечение рака яичников. Основным методом лечения рака яичников является хирургический. В операбельных случаях удаляется яичниковая опухоль и в обязательном порядке матка и второй яичник, если даже он на глаз и не изменен. Однако опыт показывает, что чаще всего рак яичников, распознанный клинически, оказывается запущенным и не поддающимся полному излечению.

Вопрос об операбельности рака яичников почти не разрешим до вскрытия брюшной полости. Здесь нельзя полностью руководствоваться ни количеством асцита, на быстротой его нарастания, ни степенью подвижности опухоли. В этом отношении рак яичника нельзя сравнивать с раком матки, где неподвижность органа, наличие метастазов в тазу говорит за неоперабельность случая; при раке яичника опухоль, казавшаяся до операции мало подвижной, все же может быть иногда полностью удалена, и, наоборот, опухоль, казавшаяся до операции подвижной, может оказаться плотно спаянной с кишечником и неоперабельный. К сожалению, именно последний вариант встречается чаще. Давность заболевания и общее состояние больной имеют большое значение при оценке случая. Особенно важную роль при оценке операбельности случая играет общее состояние больной, в то время как давность заболевания, т. е. отрезок времени, который прошел с момента обнаружения опухоли, еще не говорит абсолютно о запущенности случая. В данном случае рак яичника может быть вторичным на почве злокачественного перерождения первично доброкачественной опухоли яичника. Аналогичную мысль проводит А. Н. Лебедева в своей работе «Прогноз злокачественных опухолей яичников», подтверждая ее детальным изучением большого материала онкологической клиники Свердловского научно-исследовательского института физических методов лечения. Но не только это соображение должно руководить тактикой врача в каждом отдельном случае при решении вопроса об операции рака яичника. Нужно учесть еще и то, что вопрос об операбельности рака яичника в смысле возможности радикального удаления опухоли часто решается только при чревосечении. Поэтому пробное чревосечение должно находить самое широкое применение при диагностике рака яичника. Как показывает клинический опыт, больные с диагнозом рака яичников редко попадают на операционный стол в ранней стадии болезни, т. е. тогда, когда еще нет метастазов. Ранние стадии обнаруживаются главным образом как случайные находки при операции по поводу диагностированной доброкачественной опухоли яичника. Если же диагноз рака яичника ясен, то случай часто оказывается запущенным. Пробное чревосечение обычно подтверждает это, и в подобном случае радикальная операция оказывается невыполнимой. Брюшная полость закрывается. Лучевая терапия при распространенном раке яичников не только не эффективна, но нередко приближает печальный конец этих больных. Ухудшение общего состояния больных с большими раковыми опухолями после применения интенсивной лучевой терапии давно обратило на себя внимание. Нам приходилось наблюдать запущенные случаи рака яичников, в которых была применена интенсивная рентгенотерапия, в результате чего уже через несколько дней появлялось резкое ухудшение общего состояния, отмечалась высокая температура, и при явлениях тяжелой интоксикации наступала смерть. Патологоанатомическое вскрытие обнаруживало полный распад опухоли. Очевидно, всасывание продуктов распада большой опухоли из брюшной полости и вызывало явления тяжелой интоксикации, быстро приводившей к смерти этих неизлечимых больных. Такие наблюдения уже давно толкнули нас на применение иной тактики в тех случаях, когда при пробном чревосечении обнаруживалась невозможность радикального удаления ракового новообразования яичников. Вначале это были отдельные случаи, когда радикальная операция оказывалась невозможной не сразу после вскрытия брюшной полости, а лишь После того как главную опухоль удавалось отделить от соседних органов и тканей и связанными с ними оставались лишь небольшие метастазы. Применив затем глубокую рентгенотерапию, мы не наблюдали тех тяжелых явлений, которые вызывала эта терапия при наличии больших раковых масс в брюшной полости. Это были, можно сказать, вынужденные случаи применения нерадикальной операции при раке яичников. Сделав эти наблюдения и продолжая строго придерживаться безусловно правильного тезиса о необходимости применения только радикальных методов операции, при неоперабельном раке яичников мы стали применять и нерадикальную операцию, чтобы иметь возможность и при запущенном раке яичника применять лучевую терапию. При наличии у больных кахексии к этому методу, конечно, не прибегают. Мы не утверждаем, что таким путем можно излечить больных с запущенным раком яичников, но мы неоднократно наблюдали случаи, когда после нерадикальной операции больные поправлялись и жили еще 3-4 года, нередко чувствовали себя удовлетворительно, а иногда даже были трудоспособными. Поэтому мы не можем согласиться с практикой отказа от удаления большей части опухоли в тех случаях, когда радикальная операция оказывается невозможной. В таких случаях мы удаляем максимум того, что возможно удалить из ракового новообразования, т. е. наибольшую массу опухоли, зашиваем брюшную рану либо наглухо, если это возможно, либо вставляем тампон. Глубокую рентгенотерапию в этих случаях следует начинать как можно раньше.

Некоторые хирурги полагают, что такая нерадикальная операция по поводу неоперабельного рака яичников может иногда даже ускорить наступление смертельного исхода у больной. По нашим наблюдениям, это происходит главным образом тогда, когда хирург упорно продолжает операцию, невзирая на обнаруженную им невозможность радикальной операции. В подобных случаях больной наносится чрезмерная травма, с которой она не в состоянии справиться.

Как всякая паллиативная операция, предлагаемое неполное удаление раковой опухоли при запущенном раке яичников не удовлетворяет хирурга. Но если учесть безуспешность иной терапии в подобных случаях, то такая операция, несмотря на известный риск (опасность кровотечения из оставшихся на соседних органах частей опухоли, опасность побочных повреждений), нам представляется не только оправданной, но и настоятельно показанной, так как без операции больная окажется безусловно обреченной.

В тех случаях, когда раковая опухоль яичника распознана как метастаз из желудка или из другого органа, радикальное удаление первичного рака и его метастазов часто оказывается уже невыполнимым. В этих случаях приходится ограничиваться удалением раковых опухолей яичника, как наиболее быстро развивающегося очага, а что касается первичного очага в желудке, то для предупреждения непроходимости можно прибегнуть еще к гастроэнтеростомии.

Послеоперационная смертность. В то время как первичная смертность после удаления доброкачественных опухолей яичника не превышает 2%, а по данным К. К. Скробанского, в настоящее время у большинства гинекологов смертность при удалении кист доведена до минимальных цифр (0,25% и меньше), послеоперационная смертность при операции рака яичника еще очень высока: по данным М. В. Елкина, было два случая смертности на 24 операции. У К. П. Петрова, А. И. Сереброва и С. С. Роговенко - 4 случая на 36 операций, у А. Н. Лебедевой - 30 случаев на 161 операцию.

Что касается отдаленных результатов после операции рака яичников, то на материале А. Н. Лебедевой (161 случай) процент выздоровления оказался равным лишь 24.

Необходимость рентгенотерапии после операции рака яичников признается большинством специалистов.

Таким образом, мы видим, что результаты операции рака яичника в десятки раз хуже результатов операции доброкачественных опухолей яичника.

Причину неудовлетворительных результатов операции рака яичников нужно искать в том огромном проценте запущенности, с которой больные с раком яичника поступают на операцию, о чем необходимо вновь напомнить. А если учесть, о чем также уже мы говорили, что у значительного количества больных рак развивается в первично доброкачественных опухолях, то становится ясно, что одним из важнейших факторов снижения процента запущенности является неуклонное проведение принципа оперировать всякое новообразование яичника, хотя бы оно и не вызывало никаких клинических симптомов.

При тех условиях профилактической и лечебной работы врачей, которые создает система здравоохранения в своем последовательном развитии (последним этапом явилось объединение поликлиник с больницами), проведение указанного принципа становится реальностью, так как уже в настоящее время, как указывает К. К. Скробанский, количество советских врачей, производящих овариотомию, неисчислимо. Она производится с блестящим исходом в самых отдаленных уголках страны.