На вопросы наших читателей, страдающих раком шейки матки, отвечает старший научный сотрудник отделения онкогинекологии МНИОИ им. П.А. Герцена. доктор медицинских наук, врач высшей категории, доцент кафедры онкологии ФППОВ ММА им. И.М. Сеченова

ЧУЛКОВА ОЛЬГА ВЛАДИМИРОВНА

1. Откуда болезнь берется? Передается ли рак половым путем?

Сегодня доподлинно известно, что рак шейки матки (РШМ) – заболевание, обусловленное вирусной инфекцией, передающейся половым путём. В 95% удалённых у женщин образцах опухоли содержатся вирусы папилломы человека (human papillomaviruses – HPV). В настоящее время известно 80 типов вирусов, 30 из них инфицируют аногенитальную область и только пять (HPV 16,18,31,33, 45) – так называемые вирусы «высокого риска», могут вызывать РШМ.

Общая инфицированность женщин HPV составляет от 50 до 70%. Папилломовирусная инфекция может протекать в нескольких вариантах. Это клиническая форма, которая проявляется папилломами генитальной области и легко диагностируется при обычном осмотре. Субклиническая форма не имеет визуальных проявлений, но легко обнаруживается при микроскопическом исследовании мазка или биопсии. Латентная форма диагностируется только с помощью молекулярно-генетических исследований, так называемые ПЦР-исследования.

Уберечь от вируса призвана вакцина, которую вводят девочкам и девушкам до 21 года, до первого полового контакта. В настоящее время проводятся исследования по вакцинации женщин. Какие будут результаты, пока неизвестно. Но, как в отношении любого инфекционного заболевания, вакцина защищает от заражения, но неэффективна при уже имеющемся носительстве.

Распространенность злокачественной опухоли является главным фактором, определяющим прогноз, интенсивность и, соответственно, длительность лечения. В соответствии со стадией процесса определены стандартизованные подходы для всех злокачественных опухолей, опробованные ни на одной сотне тысяч пациентов.

Используются три основных метода лечения: хирургический, комбинированный и сочетанная лучевая терапия, причем лучевое воздействие является ведущим методом лечения рака шейки матки и практически единственно возможным при III стадии этого заболевания.


В соответствии с утверждёнными стандартами оказания медицинской помощи приблизительный срок лечения зависит от стадии процесса и, соответственно, методов лечения. При минимальном раке, когда предполагается только хирургическое лечение, – 20 дней. При распространённом операбельном процессе – 75 дней, сюда включена и лучевая терапия. При запущенном и неоперабельном, в том числе метастатическом, – 105 дней.

Возможно приблизительно рассчитать длительность индивидуального лечения. Если предполагается операция, то продолжительность её в принципе ясна: на предоперационную подготовку уйдёт несколько дней, сама операция длится часы. Далее пойдёт процесс восстановления – до 2 недель. Если планируется лучевая терапия, то займёт она около 1,5 месяца. Чуть больше двух месяцев при отказе от хирургического этапа. Продолжительность химиотерапии определяется комбинацией, и чаще – не более недели. Межкурсовой интервал 21 день. Количество предполагаемых курсов лекарственной терапии можно узнать у лечащего врача.

3. При установлении диагноза и необходимости операции по удалению матки у молодых женщин можно ли избежать операции, так как еще не было родов?

В связи с молодым возрастом больных остро стоит вопрос об органосохраняющем лечении. С другой стороны, учитывая более автономное и агрессивное течение РШМ по сравнению с другими гормонозависимыми опухолями, необходимо максимально радикальное лечение.

Общепринятым хирургическим вмешательством, дающим лучшие результаты выживаемости, при РШМ является расширенная экстирпация матки по методу Вертгейма. После этого вмешательства речь о возможности продления рода естественным путём не идёт. Нужно понимать, что это операция – крайняя необходимость, и сохраняющаяся вероятность рецидива при первично распространённом заболевании не позволит женщине полноценно и достаточно уделять внимание воспитанию ребёнка.

Современное состояние репродуктивной медицины позволяет женщине, перенёсшей местно-локализованный РШМ, рассчитывать на возможность иметь детей. При малом раке у женщины детородного возраста и настоятельном желании иметь детей возможно небольшое вмешательство, заключающееся в удалении пораженной опухолью шейки матки. Но и в этом случае во время операции объём её может быть пересмотрен в сторону увеличения до стандартной при наличии большего распространения опухоли, чем предполагалось при первичном обследовании.

Если неожиданностей во время операции не будет и всё ограничится удалением части шейки матки, то при отсутствии рецидива через 2 года женщина может позволить себе забеременеть. И таких случаев уже немало. Расширены показания к более обширным вмешательствам, оставляющим матку. И есть случаи рождения детей женщинами, перенёсшими такое вмешательство. При сохранении яичников, но удалении матки возможно экстракорпоральное оплодотворение и суррогатное вынашивание. Вопрос только в том, достаточно ли будет, после столь серьёзного и травматичного лечения, сил у женщины для ухода за новорожденным.

4. Какие последствия этого заболевания?

Рак опасен своей малой предсказуемостью. И самое главное последствие – это возможность развития рецидива заболевания. Здесь определяющим является степень распространения опухоли и её морфологические характеристики, поражение лимфатических узлов, адекватность первичного лечения.

Второй аспект – это объём проведенного лечения. Последствия удаления любого органа определяются объёмом утраты, степенью травматизации близлежащих органов. Одно дело, когда удалена только шейка матки, совсем иное – удаление матки, допустим, с последующим развитием спаечного процесса. Выраженность спаечной болезни может привести к крайне нежелательным результатам. Но это всё-таки в большей мере относится к исключениям. Что бывает у всех женщин, так это ощущение собственной ущербности. От него трудно избавиться, но возможно нивелировать, и в этом поможет психолог.

5. Какие самые типичные осложнения лечения? Обязательны ли побочные эффекты химии и лучевой терапии: диарея, постлучевой цистит?

Рак шейки матки относится к числу тех опухолей, при которых возможности дополнительного использования химиотерапевтических препаратов весьма ограничены из-за невысокой их эффективности. Химиотерапия как самостоятельный метод используется при рецидивах и первично запущенной опухоли. Одним из важных лимитирующих моментов использования цитостатических препаратов является наличие побочных токсических проявлений, связанных с введением этих препаратов.

Каждый препарат имеет свой набор осложнений, характерных именно для него. Будут ли осложнения и какой степени выраженности, покажет только курс химиотерапии. Причём нет одинаковых по переносимости курсов даже у одной и той же пациентки. И совсем не обязательно, что каждый последующий цикл будет хуже предыдущего. Очень много факторов влияет на переносимость, и не только чисто физиологических – это и эмоциональное состояние накануне лечения, и предшествующее питание и атмосферное давление.

Практически во все комбинации при РШМ входят препараты платины, вызывающие повреждение почек и рвоту. Диарея характерна для схем с иринотеканом, необязательна, но возможна при применении кселоды или фторурацила, метотрексата. Винорельбин временно подавляет кроветворение. Известны способы снижения повреждающего действия цитостатиков, и они обязательно используются онкологами. Большинство препаратов включено в Стандарты оказания медицинской помощи.

Основным способом воздействия при распространенном раке шейки матки является лучевая терапия как самостоятельный метод и как компонент комбинированного лечения, дополняющего операцию. Доказано неоспоримое преимущество комбинации лучевого лечения с химиотерапией.

Постлучевые осложнения часто значительно осложняют последующую жизнь. Частота их от 7 до 60% по данным разных исследований, и обусловлено это отсутствием единых оценочных критериев. Одни исследователи учитывают только очень серьёзные повреждения смежных органов, другие – все, вне зависимости от продолжительности и тяжести. Вероятность возникновения лучевых осложнений зависит от многих факторов: это и величина суммарной поглощенной дозы, и режим фракционирования, и объём облучаемых тканей, и наличие сопутствующих заболеваний соседних органов.

Вероятность осложнения возрастает с увеличением дозы облучения, с уменьшением интервалов между сеансами лучевой терапии. Сопутствующая анемия повышает радиочувствительность тканей и, соответственно, их повреждаемость. При сахарном диабете страдает трофика, что не даёт возможности для полноценного восстановления тканей, также и при хроническом воспалении слизистой кишечника или мочевого пузыря.

Для профилактики осложнений разработаны особые методики проведения лучевой терапии, в комплекс профилактических мероприятий должны включаться лечение хронических соматических заболеваний, повышение сопротивляемости организма, санация мочевого пузыря и регуляция функции кишечника.

6. Насколько конкретное заболевание опасно?

Самое важное – это жизнь. Так вот продолжительность жизни и её качество определяются распространенностью процесса на момент выявления рака. При микроинвазивном РШМ, определяемом только при микроскопическом исследовании, 5-летняя выживаемость приближается к 100%. При 1 стадии без поражения лимфатических узлов – от 87 до 95%, разумеется, только после проведения адекватного лечения. Наличие метастазов в лимфоузлах существенно ухудшает прогноз за счёт роста вероятности рецидива опухоли.

7. Как сложатся отношения с мужем, можно ли скрыть от мужчины операцию по удалению матки?

Как сложатся отношения в семье предсказать не могу. Но большинство мужчин крайне парадоксально относятся к репродуктивной сфере женщины: очень болезненно реагирую на отсутствие матки и не придают значения отсутствию яичников. Тогда как всё должно быть наоборот. Матка – всего лишь вместилище для развивающегося плода, и при отсутствии необходимости продления рода она не нужна.

Тогда как яичники определяют возраст женщины, её внешность, здоровье и состояние. По большому счёту, вряд ли нужно рассказывать мужу, ЧТО удалено, достаточно поставить в известность, что удалили опухоль. Если в семье в дальнейшем планируются наследники, а женщина после лечения не способна к деторождению (мы знаем почему), то и здесь можно ограничится предупреждением своего супруга крайне негативными для жизни последствиями беременности и родов и обозначить свой категорический отказ от подобных планов.

8. Будет ли женщина после удаления яичников выглядеть "как старушка" независимо от возраста? Насколько тяжело переносится "искусственный климакс"?

Естественный климакс приходит постепенно, поэтому тяжёлые расстройства, обусловленные им, – это, скорее, исключение. Удаление яичников приводит к резкому изменению гормонального статуса, которое гарантированно ведёт к нарушениям у всех пациенток. Можно ожидать достаточно выраженной симптоматики: приливы, смена настроения, нарушение сна, скачки давления, сердцебиение и прочее.

Как изменится внешность, предсказать трудно, тут определяющими являются генетические задатки. Но, опять-таки, это будет чуть быстрее, чем при естественной менопаузе. Степень выраженности патологических симптомов обусловлена индивидуальными особенностями женщины. Однозначно, что искусственная пауза закономерно тяжелее естественной.

В гинекологической практике пациенткам с плоскоклеточным раком высокой и умеренной степени дифференцировки и хирургической менопаузой в настоящее время рекомендуется заместительная эстрогенная терапия. Цель такого рода терапии – ликвидировать явления постовариэктомического синдрома, а именно его ранних психоэмоциональных и вазомоторных симптомов, средневременных дерматоурологических и поздних (остеопороза) симптомов.

Противопоказанием для назначения такой терапии являются склонность к тромбозам, патология печени, наличие семейного рака молочной железы и все морфологические формы рака, кроме указанного выше. Но и в этой ситуации возможно применение альтернативных негормональных способов коррекции, несколько уступающих по эффективности.

9. Какие есть рекомендации по восстановлению после операции?

Насколько тяжело будет протекать восстановление после операции, в первую очередь зависит от объёма самой операции и состояния здоровья женщины. И тут нужно минимизировать возможные последствия излечением перед операцией всех очагов острой или хронической инфекции. Предварительная подготовка желудочно-кишечного тракта обеспечивает необходимые условия для выполнения обширного хирургического вмешательства и спокойного течения послеоперационного периода. Профилактика тромботических осложнений при необходимости может быть начата до операции.

Большая операция не может пройти бесследно. К ранним осложнениям, развивающимся в ближайший после операции период, относятся: легочная эмболия (<2%), кровотечение (1%) и спаечная кишечная непроходимость (1%).

Как правило, тромбофлебит поверхностных вен верхних конечностей возникает на почве использования их для вливания лекарственных препаратов. Он не представляет опасности и после местного лечения компрессами и гепариновой мазью проходит бесследно. Поверхностный тромбофлебит нижних конечностей может стать причиной глубоких флебитов и угрожать тромбоэмболией легочных артерий.

В этих случаях бинтуют конечности, проводят мероприятия, направленные на борьбу с анемией, сниженным содержание плазменных белков и обезвоживанием, нормализуют артериальное и венозное кровообращение. С целью профилактики образования тромбов после операции женщинам с повышенным риском могут назначить антикоагулянты. Ни в коем случае не следует залёживаться в постели, движение не позволит крови застаиваться.

Последствия операции сугубо индивидуальны, обусловлены наличием сопутствующих заболеваний и биологическими особенностями тканей, что существенно влияет на степень развития спаечного процесса. Проще говоря, если суждено иметь спаечный процесс, то этого не избежать.

Очевидно, что послеоперационная инфекция никогда не возникает случайно, а ее развитие зависит не только от присутствия патогенной микрофлоры, но и от состояния иммунных механизмов защиты больной. Любое хирургическое вмешательство оказывает неблагоприятный эффект на систему иммунитета и вызывает развитие вторичного иммунодефицита. Продолжительность иммунодефицита может варьировать от 7 до 28 дней и определяется характером оперативного вмешательства и исходным состоянием иммунитета.

Специфика онкологических операций состоит в их обширности, высокой травматичности, частом нарушении оттока лимфы из-за удаления лимфатических узлов, что создает дополнительные условия для развития и распространения инфекции. Достаточно часто после гинекологических вмешательств возникает атония мочевого пузыря (10%) с развитием восходящей инфекции мочевых путей (30-50%). Профилактическая антибиотикотерапия снижает вероятность развития инфекции многократно. Поэтому назначение антибиотиков после операции – это каноническое мероприятие.

При благоприятном течении послеоперационного периода температура тела в первые 2-3 дня может быть повышена, но не выше 38°, а разница между вечерней и утренней температурой около 0,5-0,6°. Частота пульса в первые 2-3 дня остается в пределах 80-90 ударов. Умеренный парез кишечника (снижение перистальтики) разрешается на 3-4-й день самостоятельно или после стимуляции, очистительной клизмы. Боли постепенно стихают к третьему дню. После операций под эндотрахеальным наркозом на следующий день откашливается небольшое количество слизистой мокроты, но это не обязательно.

Процент отсроченных послеоперационных осложнений вариабелен: особо неприятные и очень трудно и долго лечащиеся свищи (мочеточниково-пузырные и влагалищно-пузырные) встречаются очень редко – в 1-2%. Для операций, во время которых удаляются лимфатические узлы, специфично образование забрюшинных лимфокист у 25-30% пациенток. К сожалению, предотвратить это осложнение практически невозможно.

10. Было несколько случаев выявления рака шейки матки во время беременности. Можно ли доносить ребенка и опасно ли это для него?

К сожалению, РШМ относится к опухолям, ассоциированным с беременностью. На 1-2,5 тысячи родов приходится 1 случай рака. У каждой 50-й больной РШМ опухоль была связана с беременностью. Выбор тактики определяется распространённостью процесса и сроком беременности, но учитывается и желание женщины в отношении продолжения беременности, хотя именно оно не должно быть определяющим. Желая сохранить беременность, женщина должна знать, что вероятность выкидыша, как реакция на диагностические мероприятия или опухолевую интоксикацию, достаточно высока.

До настоящего времени не существует единого стандарта лечения РШМ у беременных. Известно неблагоприятное влияние беременности на течение рака, возможно негативное действие опухоли на состояние плода, и отсрочка лечения может стать фатальной для женщины. В I триместре однозначно необходимо прерывание беременности при любой распространённости опухоли. При поздних сроках беременности и жизнеспособном плоде – кесарево сечение, а затем лечение в полном объёме. При далеко зашедшем и распространённом процессе отсрочка крайне негативно скажется на прогнозе в отношении жизни матери, поэтому лечение необходимо начинать незамедлительно.

Выявление рака во время беременности – чрезвычайно трагичная ситуация, которая ставит перед выбором и женщину, и её семью. Радость будущего материнства вступает в тяжелейший конфликт с таким же естественным чувством самосохранения. Очень трудно принять решение, зная, что потом ничего изменить нельзя.