ОНКОЛОГИЯ (от греч. onkos — опухоль и logos—слово, учение), учение об опухолях. Как вполне самостоятельная глава медиц. науки О. еще молода, несмотря на то что наши сведения об опухолях восходят к древнейшим временам. История О. почти так же стара, как и история медицины. В старых письменах (папирус Эберса), равно как и в литературных источниках Индии и Персии, встречаются упоминания о новообразованиях. Вся история О. с древнейших времен и до наших дней может быть разделена на 4 периода. Первый обнимает срок с древнейших времен до конца 18 в.; он заканчивается исследованиями Биша (Bichat), опубликованными в 1801 г. в «Anatomie Generale»; в них впервые проводится подразделение ткани опухоли на строму и паренхиму. Второй период тянется с 1801 г. до начала применения микроскопа в деле изучения морфологии опухолей. Этот период может считаться переходным временем, носящим однако в себе зачатки более строгого научного мышления. Третий период относится к концу 19 в. когда для научных исследований был применен усовершенствованный микроскоп и когда на арену научной биологической мысли вышел Р.Вир-хов (R. Virchow) с провозглашенными им новыми принципами целлюлярной патологии. Наконец четвертый период относится к последнему времени; самые крупные достижения в области О. сделаны в этом периоде на поприще эксперимента. Гиппократу принадлежат многие описания отдельных форм О. причем он впервые применяет термин karkinos для безболезненных язв и karkinoma для прогрессирующих злокачественных опухолей. В основу объяснения всех новообразований он кладет предложенное им понятие о черной желчи, в результате сгущения которой и появляется рак. Несмотря на смутность понятий о сущности этого заболевания Гиппократ упоминает о случае рака шеи, излеченном им методом выжигания. В дальнейшем Цельс, описывая нек-рые разновидности опухолей, упоминает между прочим об излеченном им раке грудной железы, причем высказывается против удаления большой грудной мышцы. Гален (Galen), к-рый посвятил много труда изучению опухолей, продолжал развивать взгляды Гиппократа на значение черной желчи для возникновения опухоли. Гален разделил новообразования на опухоли se-cundam naturam и пр. (беременная матка), supra naturam (костная мозоль), praeter naturam (истинная опухоль). В дальнейшем нек-рое поступательное развитие в области терапии новообразований мы находим в тру- дах Леонида Александрийского (180), к-рый высказывался за иссечение опухолей в пределах совершенно здоровых тканей. Византийский период (475—1500) ознаменовался большим количеством трудов описательного характера, среди к-рых встречаются попытки классификаций, характеристик внешних особенностей отдельных новообразований и т. д. Период Возрождения был периодом дальнейших попыток в области описания отдельных разновидностей опухолей. Ве-залий подверг сомнению взгляды Галена на достоверность bills atra; Фабриций (1537—-1619) пытался проводить грань между воспалительными опухолями и истинными новообразованиями. Марк Аврелий Севелин описал миксосаркомы, провел грань между раками грудной железы и доброкачественными опухолями этого органа. Парацельс (1413—1541), окончательно отвергнув черную желчь как причину рака, принимал за этиологический момент опухолей нарушения количества солей в крови. В период «лимфатической теории» (17 и начало 18 в.) была окончательно отвергнута теория Галена. В виду того что «темной желчи» в том виде, как она предполагалась. в организме обнаружено не было, а везде в сосудах находили лимфу и кровь, то рак стал считаться продуктом сгущения или коагуляции лимфы; плотность рака по этому взгляду зависела от густоты свернувшейся лимфы, к-рая в злокачественных опухолях бродила, дегенерировала и т. п. Уже ле Дран (le Dran) говорит о раке как о местном заболевании и считает, что если хотя одна капля «раковой лимфы» проникнет в ближайшие к первичному очагу лимф, железы, то будет поражен весь лимф, аппарат. Серьезным шагом вперед была работа Пей-рильхе (Peyrilhe; 1773), написавшего труд на заданную Лионской Академией тему: «Q'est се que le cancer?» Это было первое систематическое исследование всего вопроса о сущности новообразований. Здесь автор говорил о местном происхождении опухолей, о кахексии, происходящей от отравляющего действия рака, и т. д. В Германии к концу 18 в. смотрели на опухоли как на последствия химич. нарушений в соках организма, в частности как на результат повышения общей кислотности тканей и крови. В связи с этим предлагалось лечить опухоли большими дозами щелочей. Приблизительно в это же время в Англии Гентер (Hunter, 1728—93), хотя и признавал лимф, теорию возникновения опухолей, однако в своем понимании все-таки уже сильно приблизился к появившейся позже целлюлярной теории. По понятиям Гентера опухоли росли из лимфы, выделяемой из крови; вместе с тем ткани опухолей питались совершенно так же, как и ткани организма, и развивались так же, как и ткани самого организма. Насколько в это время возрос интерес к учению о новообразованиях свидетельствует тот факт, что в 1802 г. в Лондоне уже было учреждено общество по изучению природы и причин рака. Что касается франц. авторов, то понятия Галена и А. Паре (A. Pare) о раке оставались несмотря на разницу сроков приблизительно одинаковыми. В 1704 году Литре (Littre) во Франции описал впервые жировую опухоль и назвал ее липомой. Т. к. третичные формы сифилиса тогда не различались строго от рака, то многие авторы французской школы этого периода (Ам-бруаз Паре и другие) писали об успешном излечении рака ртутными препаратами. Второй период, открывающийся исследованиями Биша и работами его учеников Лаеннека, Дюпюитрена (Laennec, Dupuytren) и др. ознаменован пересмотром всей пат. анатомии и попытками применить полученные новые морфол. данные о нормальных тканях к тканям опухоли. Особенно интересны теоретические рассуждения Бруссе (Broussais), к-рый впервые в мед. литературе говорит о новообразованиях о результате повторного раздражения тканей. «Эти язвы,—говорит он,—если раздражать их упорно и вызывать кровотечение, неминуемо перерождаются злокачественно и превращаются в разъедающий шанкр». В своих исследованиях, известных-под заглавием «Examen des doctrines medicales et des systemes de позо^1е»(3-еизд. Париж. 1829), Бруссе говорит: «Все воспаления и субвоспаления могут привести к раку. Если вы хотите предупредить скиры шейки матки, к-рые особенно часты в климактерическом периоде, то заботьтесь об успокоении раздражений матки еще до наступления болезненных кровотечений». Крювелье (Cru-veilhier; 1827) утверждает, что не нормальные ткани организма превращаются в раковую ткань, но что на почве нормальных тканей происходит болезненное новообразование, «гетероморфное и паразитарное». Т. обр. мы видим, что хотя к концу второго периода истории О. на опухоли и смотрели уже не как на сгущенную испорченную тканевую жидкость, а как на истинную оформленную ткань, сущность их все-таки оставалась не-объясненной. Усовершенствование микроскопа открыло третий, научный, гл. обр. гистол. период учения об опухолях. Все согласны в том, что Распайлю (Raspail; 1826) принадлежит одно из ценнейших сообщений начала этого периода; он показал, что дальнейший рост животных и растительных тканей происходит за счет размножения клеток. Брока (Traite de tumeurs) рассматривает Распайля как родоначальника всей целлюлярной теории. И. Мюллер (J. Muller, Uber den feineren Bail und die Formen der krankhaften Ge-schwulste, 1838) применил полученные Рас-пайлем данные к изучению опухолей; он утверждал, что клетки опухолей доброкачественной натуры не отличаются от клеток нормальных тканей. Т. о. он впервые связал клетки опухоли непосредственно с морфол. элементами нормальных тканей. Несмотря на эти исследования Мюллера теория возникновения рака из жидкой бластемы продолжала главенствовать даже в начале деятельности Вирхова. Лангенбеку (Langenbeck) принадлежит открытие возможности самостоятельного существования раковых клеток, циркуляции их в крови и переноса на новые места с образованием метастазов. Хотя Рекамье (Recamier) задолго до того, изучая рак грудной железы с разрушением опухолью стенок вен, говорил уже о «метастазах», появляющихся в результате такого диссеминированного процесса у женщины, однако истолкование этого фак- та естественно тогда оставалось незатронутым. Брух (Bruch) рассматривал метастазы не как новую раковую инфекцию, а как им-плянтацию раковых клеток, распространяющихся по лимф, путям; он в совместной работе с Меккелем (Meckel) говорит о «ретроградных» метастазах. На действительно научную почву вопрос о гистогенезе рака поставлен Вирховым, особенно с тех пор, как им был обнародован важнейший принцип целлюлярной теории «omnis cel-lula e cellula». Установив незыблемость этого принципа, Вирхов впал однако в заблуждение, от к-рого он не отрекся почти до конца. Именно он утверждал, что раковые клетки происходят из соединительнотканных элементов. Это неверное истолкование было оспариваемо Ремаком (Remak). Последний утверждал, что эпителиальные клетки могут происходить только из эпителиальных элементов. Такое положение Ремак обосновывал специфичностью трех зародышевых листков. Меккельв 1857 г. в связи с отдельными казуистическими наблюдениями показал, что рак щеки происходит непосредственно из эпителиальных слоев слизистой. В дальнейшем Тирш (Thiersch) окончательно доказал происхождение эпителиом кожи из подлежащих слоев .эпителия. Он так же, как и Бар, расширил принцип Вир-хова утверждением «omnis cellula e cellula ejusdem naturae». Вальдейер (Waldeyer) расширил круг доказательств, представленный Тиршем, и установил происхождение рака желудка, печени, почки и др. из эпителия этих же органов. Хотя этот факт и оспаривался Реклингаузеном (Reckling-hausen) и др. однако мнение Вальдейера прочно утвердилось в науке и соединительнотканная теория рака, выдвинутая Вирховым и поддерживавшаяся нек-рое время Бильротом (Billroth), должна была уступить мнению Вальдейера. Хотя Вирхов и поддерживал значение раздражения для объяснения причин возникновения рака, •однако пальма первенства этой общей идеи повидимому все-таки остается за Бруссе (Virchow, Die krankhaften Geschwulste). От довольно широкого понятия «рак» постепенно отделялись другие разновидности опухолей. Так напр. в 1845 г. Леберт (Le-bert) описал «фибропластические опухоли», состоявшие из волокон и веретенообразных клеток. Вирхов объединил эти новообразования, казавшиеся одно время клинически очень безобидными, в особую группу соединительнотканных опухолей и назвал их саркомами. Он же дал удержавшуюся почти и до ныне классификацию сарком: фибро-саркомы, миксосаркомы, меланосаркомы и т. д. В 1877 г. Конгейм (Connheim) выступил с встретившей широкое признание теорией возникновения опухолей на почве заблудших эмбриональных зачатков, получающих в дальнейшем, под влиянием различных внутренних и внешних факторов, прогрессивное развитие с истинным злокачественным перерождением. Особые свойства мор-фол. элементов новообразования, недостаточная диференцированность их заставили Ганземана (Hansemann) впоследствии объединить все особые, в том числе и эмбриональные тканевые признаки клеток опухоли понятием «анаилазий». По мере углубления гист. знаний появились описания новых видов клеток, но вместе с тем (1908 г.) стали встречаться описания более редких форм опухолей эмбрионального происхождения; они были то более сложного, то более простого строения (пляцентомы, хориомы, хор-домы, эмбриомы и т. п.). Пат.-анат. исследования т. о. в деле изучения опухолевых заболеваний сыграли несомненно выдающуюся роль. Они послужили тем незыблемым фундаментом, тем материалом, к-рым пользуются и до наст. времени. Особенно же заметный сдвиг в деле изучения сущности опухолевого роста, в изучении биологии опухолей начался с момента широкого обращения науки к эксперименту. Одним из основоположников экспериментальной О. является несомненно русский автор Новинский, который в 1875 г. в лаборатории Руднева в Военно-мед. академии в Петербурге успешно занялся прививкой опухолевого материала на лошадях и собаках. Впоследствии обширные работы с перевивками опухолей в пределах одного и того же вида животных произведены Иенсеном, Бешфордом (Jensen, Bashford) и др. Созданные в результате такой работы т. н. опухолевые штаммы дали возможность другим лабораториям поставить в очень широком масштабе изучение новых научных проблем, касающихся характера роста, наследственности, заразительности и прочих свойств опухолей. Сотни тысяч экспериментальных животных, сосредоточиваемых в отдельных лабораториях, в условиях многолетнего, строго научного наблюдения (81уе,Бешфорд) позволили установить законы «органной наследственности» новообразований, позволили создавать генерации животных, заболевающих раком чуть не в 100%, и пр. Метод выращивания тканей вне организма (Carrel) дал в руки патологов также немалые возможности для выяснения сущности опухолевого роста. При помощи этой методики (Erdmann) оказалось возможным не только выращивать опухолевые клетки вне организма и вновь реинплянтировать их с успехом на животных, но и превращать нормальные клеточные элементы in vitro в злокачественные колонии, при перевивке которых животным (курицам) удавалось вызвать у них образование сарком. Мысль о «нераздельности существования опухолевого начала» с живой клеткой до известной степени была впрочем поколеблена известными исследованиями Рауса (Rous) с прививкой бесклеточных продуктов опухолей, в результате которых была получена так называемая «Раусовская куриная саркома» (см. Куриные саркомы). Крупным сдвигом в этой же области явились эмбриональные прививки, в результате которых в опытах Асканази, Петрова и Кротки-ной на крысах и Верещинского на морских свинках, Тизенгаузена на птицах и мн. друг. удалось получить злокачественные опухоли in vivo. По мере накопления клин, и экспериментального материалов онкологическая мысль, особенно в последние годы, была направлена в сторону изучения связи различных видов раздражения живых тканей с наступлением опухолевого роста. Наблюдения над канк-рогенным действием рентген, лучей смени- лись аналогичными экспериментами с радием, инфузорной землей и пр. Совершенно исключительного внимания заслужили опыты с хрон. раздражением кожи животных каменноугольным дегтем. Достаточно долговременно эти эксперименты были поставлены к 1916 г. Ямагива и Ичикава (Yama-giwa, Itchikawa), к-рым удалось в значительном проценте опытов (мыши, крысы, кролики) вызвать сначала предраковые состояния, потом истинные раки систематическим смазыванием кожи дегтем. Этими исключительными по важности наблюдениями подводилась экспериментальная основа под целый ряд клин, форм злокачественных новообразований, к-рые явились результатом длительных химических, механических и проч. тканевых раздражений, связанных с бытовыми, профессиональными, производственными и другими факторами. Параллельно с этими экспериментальными фактами шло накопление клин, наблюдений, составивших специальную рубрику (проф. раки рентгенологов, трубочистов, лиц, занятых в анилиновой промышленности, и пр.). Целый ряд экспериментальных наблюдений и работ обогатил О. материалами из области канкрогенного действия отдельных видов паразитов и бактерий. Хотя до настоящего времени все попытки патологов отыскать «специфического возбудителя злокачественного роста» увенчались только кратковременными успехами, путь, проделанный в этом направлении, не остался все-таки без последствий. Помимо некоторых специфических форм бактерий (Вас. Smith'a), ведущих к систематическому появлению опухолей у растений, рядом авторов были выделены нек-рые бактериальные формы, к-рые дали положительные результаты и на крысах и на собаках. Этими наблюдениями еще отнюдь не разрешался в положительном смысле вопрос о специфичности упомянутых возбудителей, к-рые в конечном итоге были отнесены в рубрику очень многообразных «физических, химических, бактериальных, паразитарных, актинических» и пр. раздражителей, положенных в фактическую основу «теории раздражения» в патогенезе опухолей. Здесь же должны быть упомянуты составившие эру в О. работы Фибиге-ра (Fibiger) с канкрогенным действием (в экспериментах на крысах) глисты Spiropte-га neoplastica и опыты Беллока и Кертиса (Bullock, Curtis; 1920) с опухолеродным действием цистицерков Taenia crassicolis. По мере накопления этого ценнейшего фактического материала, онкологическая мысль обогащалась и именно за последнее время особенно обогащается большим количеством трудов, посвященных сущности и тончайшему механизму опухолевого процесса. Явления физ.-хим. порядка, связанные с неотъемлемыми характерными свойствами опухолевой клетки, послужили темой к изучению так наз. «химической анаплазии» злокачественных элементов, позволившей установить значительно повышенную по сравнению с нормальными тканями энергетику, повышенную дисперсность, понижение поверхностного натяжения и пр. Физ.-хим. объяснения бластоматозного роста не оказали однако конкуренции «паразитарным», «клеточным» и др. теориям бластоматозного ро- ста. Они послужили только к углублению онкологической мысли до возможных пределов при современном уровне наших знаний. Изменения ионного состава, изменения проницаемости коллоидов опухоли по современному взгляду не должны быть рассматриваемы как причины опухолевого роста, а как условия для его возникновения, условия, создаваемые различнейшими причинами, сохраняющими свое самостоятельное значение. Изучение патогенеза и этиологии бластоматозного роста в современном периоде развития О. шло одновременно с углублением наших знаний по физиологии опухолевой ткани и по влиянию ее на весь организм. Вопросы кислородного обмена раковых клеток послужили темой обширных исследований Варбурга, Позенера (Warburg, Pose-пег) и др. В результате этих исследований оказалось, что главным источником энергетики рака является не дыхание, не окисление, а расщепление углеводов, преимущественно путем брожения, а не окислительного процесса. Повышенное содержание ионов водорода в тем большей степени, чем быстрее рост данной опухоли, было установлено русскими работами Коникова (1913) в Московском раковом ин-те. Повышенное содержание калия в злокачественных опухолях и пониженное количество кальция в них, определенные Кловесом и Фрисби (Clowes, Friesbie), начинает целый ряд работ качественного и количественного хим. анализа опухолевой ткани. Изучение влияния жизнедеятельности новообразований на весь организм носителя шло по пути лабораторных и клин, наблюдений. Исследования крови велись в направлении изучения количеств неорганических солей при раковой б-ни, изменения минерального обмена и т. д. Вопросы о кахексии пытались связать с отысканием специфического яда опухолей т. н. «ракового или саркомного токсина». Несмотря на целый ряд работ, пытавшихся доказать хим. уловимость этого токсина, попытки эти до сих пор должны считаться неудачными; повидимому современная точка зрения в этом вопросе должна склоняться к допущению целого ряда протеолитических, гемолитических и других ферментов, вырабатываемых опухолью. Ферменты эти, расщепляя белковую частицу по особому плану, ведут к картине самоотравления ор^ ганизма, с явлениями анемии при усиленном распаде углеводных и белковых частиц. Наконец, особенно в последнее время, обращают на себя внимание возрастающие в своем количестве и интересе работы, посвященные естественному и активному иммунитету по отношению к новообразованиям. Вопросы естественного иммунитета, разработанные трудами Роффо (Roffo) в свете эксперимента, вопросы местного иммунитета (Левин), искусственного активного иммунитета и искусственного пассивного (Weil) продолжают обсуждаться и разрабатываться с возрастающей энергией. Им посвящены исследования самого последнего времени в Америке. Параллельно с развитием современной О. в указанных направлениях мы видим вновь повышение интереса и к пат.-анат. стороне опухолевых процессов, причем внимание приковывается к кзу- чению тончайших структур клеточных элементов новообразований. С усовершенствованием гист. техники и оптического инструментария подробнее изучаются пат.-анат. картины уже вошедших в обиход лабораторий «дегтярных раков». Строение и типы ядер и особенно качества и количества хромосом служат предметом работ патологов и морфологов, устанавливающих соотношения этих образований в опухолях с аналогичными образованиями в нормальных тканях и изучающих таким обр. «кариотип» опухолевой клетки. Счету хромосом в ядрах клеток нормальных и опухолевых тканей мышей, крыс и др. посвящен целый ряд работ (см. Опухоли). Исследования тончайшей структуры опухолевых элементов пополняются в наст, время все большим количеством данных и о других морфол. составных частях новообразований. Достоянием сравнительно последнего времени оказывается обнаружение присутствия в ткани опухоли нервных волокон, примитивных нервных окончаний и пр. Накопление большого фактического, экспериментального и клинического материала в современной О. находит себе отражение во все возрастающем количестве печатных органов. Для ориентировки в разрастающейся онкологической литературе уже необходимы специальные обзорные и реферативные органы, сводки и т. д. Как указано выше, О. принадлежит к слишком молодым дисциплинам, чтобы в наст, время можно было говорить об окончательно сформировавшихся отдельных онкологических школах. Таковые все-таки намечаются, напр. школа Рего (Regaud) в Париже, Бервена (Berven) в Стокгольме, Петрова в Ленинграде, Герцена в Москве и т. д. Очагами будущих школ онкологов оказываются ныне гл. обр. крупные центры по борьбе с раковыми заболеваниями. Специальные онкологические учреждения должны стать педагогической базой для создания кадров преподавателей-онкологов. Только пользуясь базой специальных учреждений, возможно организовать живое и наглядное преподавание О. На мед. факультетах повышается подготовка студентов по О. посылкой их группами на производственную практику в противораковые центры. Для врачей усовершенствование по О. связывается с курсом для усовершенствования врачей, где должен быть создан специальный цикл. Этот цикл необходим для создания кадра онкологов, для подготовки онкологически образованных преподавателей мед. факультетов и для повышения квалификации лиц, работающих в проф.-леч. учреждениях периферии. Обсуждение принципов лечения и улучшения терапии должно быть темой специальных онкологических съездов (напр. I Всесоюзный онкологический съезд в Харькове, июль 1931 г.), противораковых конференций и пр. (напр. Ленинградская обл. противораковая конференция, май 1931 г.; Московская обл. противораковая конференция, апрель 1930 г.). Лит.: Вирхов Р. Учение об опухолях (онкология), т. I, СПБ. 1867; Клиника злокачественных опухолей, под ред. М. Лифшица и А. Мельникова, т. I—II, Харьков, 1931; Корицкий Г. Опыт трансформационной клеточной патологии и трансформационная теория опухолей, М. 1926; X московская обл. конференция врачей по борьбе против раковой болезни, М. 1930; Петров Н. Общее учение об опухолях, М.—Л. 1926; Раковая болезнь, сборник статей под ред. В. Линберга и И. Сандульского, Смоленск—Москва, 19 31; Сборник работ Пропедевтической хирургической клиники и института для лечения опухолей, ч. 1—3, М. 1925—26; Труды Института им. Морозовых для лечения страдающих опухолями, вып. 1, М. 1913; Atlas du cancer, publ. par l'Assoc. franc. P- l'etude du cancer, fasc. 1—6, P. 1922—27; В о r s t M. Allgemelne Pathologie der malignen Gesch-wulste, Lpz. 1924; о н ж е, Die Lehre von den Gesch-willsten mit einem mikroskopischen Atlas, B. I—II, Wiesbaden, 1902; Boveri Th. Zur Frage der Ent-stehung maligner Tumoren, Jena, 1914; Dungern E. u. Werner R. Das Wesen der b6sartigen Gesch-wtilste, Lpz. 1907; F i s с h e r-Wa s e 1 s В. Allge-meine. Geschwulstlehre (Hndb. d. norm. u. pathol. Physiologie, hrsg. v. A. Bethe, G. Bergmann u. a. B. XIV, В. 1927, лит.); Klinik der besartigen Gesch-wulste, hrsg. v. P. Zweifel u. E. Payr, B. I—HI, Lpz. 1924—27 (лит.); LewinC. Atiologie der besartigen Geschwulste, В. 1928; Men e trier P. Le cancer (Nouv. traite de medecine et de therapeutique, sous la dir. de A Gilbert et P. Carnot, fasc. 13 et 13 bis, P. 1927); Roussy G. Leroux R. et Wolf M. Le cancer (Nouv. traite de medecine, sous la dir. de G. Roger, F. Widal et P. Teissier, t. II, fasc. 5, P. 1929, лит.). Периодические издания.—Вопросы онкологии, Харьков, с 1928; American journal of cancer, Baltimore, с 1916; Bulletin de Г Association franchise pour l'etude du cancer, P. с 1908; Journal of the cancer, Dublin, с 1924; Les neoplasmes, P. с 1922; Zeitschrift fur Krebs-forschung, В. с 1900. А. Верещинский.

  • ONONIS SPINOSA L . стальник колючий, полукустарник вышиной до 60 см, сем. мотыльковых, распространенный почти по всей Европе. Употребляется корень, к-рый содержит следы эфирного масла, несколько смол, крахмал, оноцерин (вещество, близкое к фитостеринам).
  • ОНТОГЕНЕЗ . история индивидуального или «онтогенетического» развития живого^су-щества (в отличве от исторического развития его рода или «филогенеза»), охватывающая все процессы морфологических и фнкц. изменений, испытываемых организмом от начала его существования в.
  • ООФОРИТ . oophoritis (от греч. oophoron-— яичник), воспаление яичников, одно из частых женских заболеваний. Термином оофо-рит пользуются очень широко, часто обозначая им заболевания, протекающие под видом воспаления, однако не имеющие ничего.
  • OPALBLAU . щелочная соль (моно-, ди-, три-) сульфокислоты моно- (ди-, три-)фенил-розанилина.Применяется как фоновая (плазменная) краска после окраски ядер гематоксилином (Foole) или кармином (Duval), a также в смеси с другими красками (Biihler.
  • ОПЕРАЦИИ . всякие механические воздействия на ткани и органы, предпринимаемые с целью облегчения или излечения от б-ни. Различают О. некровавые и кровавые, иначе О. без рассечения и с рассечением тканей. К.